Прекратить вывод войск

 

На завершающем этапе вывода советских войск из Афганистана руководители Республики не хотели привлекать свои Вооруженные силы для борьбы с непримиримой оппозицией (видимо, берегли на будущее). Факты и документы свидетельствуют: они пытались задействовать для этих целей в основном части 40-й армии, надеясь вовлечь шурави в широкомасштабные, длительные боевые действия (особенно против формирований Ахмад Шаха Масуда) и тем самым задержать их в Афганистане. Неоднократно со стороны афганского руководства следовали обращения к Советскому правительству: Прекратить вывод войск в связи с тем, что Пакистан и США не выполняют Женевские соглашения.

Сразу же, как только у Наджибуллы стали появляться пораженческие настроения и начала вырисовываться идея  обратиться к советскому руководству с просьбой оставить в Афганистане войска после предусмотренного Женевскими соглашениями срока окончательного их вывода (15.02.1989 г.), в Центр стали поступать доклады от военного командования ОКСВ с предложениями не делать этого.

Особенно настаивали на точном соблюдении установленного срока вывода ОКСВ руководитель Оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане и командующий 40-й армией. Подтверждением этому может служить один из докладов по данной проблеме.

Донесение из Кабула (Секретно)

Министру обороны СССР генералу армии товарищу Язову Д. Т.

Докладываю.

4 сентября встретился в штабе Оперативной группы МО СССР с президентом РА по его настойчивой просьбе. В ходе беседы Наджибулла сказал, враги распространяют слухи о том, что президент недооценивает помощь, оказываемую 40 армией, и заявляет, что советские войска уклоняются от боевых действий и не оказывают действенной поддержки ВС РА. Наоборот, руководство Афганистана прилагает сейчас настойчивые усилия, чтобы в ответ на нарушения Женевских соглашений США и Пакистаном приостановить вывод советских войск и тем самым создать условия для предотвращения ликвидации завоеваний Апрельской революции

На наш взгляд, войска 40-й армии ни при каких обстоятельствах оставлять в Афганистане нельзя. Этот шаг ничего кроме вреда не принесет. Советскому Союзу будет нанесен труднопредсказуемый ущерб на международной арене и внутри страны

Варенников,
сентябрь 1988 г.

Документ (Секретно)

15 декабря с. г. министр обороны Республики Афганистан генерал-полковник Шах Наваз Танай встретился с начальником штаба аппарата главного военного советника в РА генерал-лейтенантом Л. Т. Левченко, с которым он находится в близких отношениях, и сообщил ему следующее: Начальник Главного политического управления армии генерал-лейтенант Зиярмаль в настоятельной форме высказал ему (Танаю) пожелания о том, что военные должны поставить вопрос о немедленном созыве Лойя Джирги, на которой необходимо выступить министру обороны, начальнику Главного политического управления и другим военачальникам с инициативой об обращении Лойя Джирги к Советскому Союзу с просьбой оставить советские войска в Афганистане на более длительный период.

Зиярмаль поставил вопрос о том, чтобы советские военные советники и особенно подразделения, которые их охраняют, остались в Афганистане в как можно большем количестве. Шах Наваз Танай отметил, что эти предложения надо было бы обсудить предварительно с советскими.

На наш взгляд, такие действия Зиярмаля не являются его личной инициативой, а выражают взгляды и интересы многих лиц из состава руководящего звена страны

Варенников,
декабрь 1988 г.

Под воздействием панических настроений, неутешительных прогнозов в Москву снова и снова шли тревожные телеграммы. В них содержались настоятельные просьбы: оставить часть советских войск, или, если на это СССР не пойдет, хотя бы попозже выводить их из страны. Такая позиция афганцев находила понимание у некоторых членов Политбюро ЦК КПСС, в частности Э. А. Шеварднадзе. Тогда это вызывало удивление у генералов и офицеров ОКСВ, ведь министр иностранных дел СССР был одним из основных творцов Женевских соглашений, согласно которым советские войска и выводились из Афганистана. Но, видимо, на то были свои причины, и что было непонятно тогда, стало ясно гораздо позже.

Согласно утвержденному плану, второй этап вывода Ограниченного контингента советских войск должен был начаться в ноябре, но по просьбе Наджибуллы было решено график вывода изменить: выдвижение колонн вспомогательных частей и учреждений из Кабула предполагалось начать 2 января, а боевых частей и подразделений  15 января 1989 г. Это означало, что на завершение вывода ОКСВ отводился всего один месяц. Такие сроки вынуждали войска двигаться к государственной границе практически сплошным потоком по двум направлениям: Кабул  Термез, Шинданд  Кушка. И если на западном маршруте особых проблем не возникало, то на восточном, где режим работы тоннеля на перевале Саланг позволял осуществлять пропуск колонн только через день (на следующий день из СССР шли колонны с продовольствием, горючим и другими предметами первой необходимости для Кабула), график вывода войск был составлен, что называется, на пределе (приложение № 9). Однако и этот график вывода войск еще не раз уточнялся (приложение № 10) в связи с колебаниями политического руководства СССР.

Ситуация изменилась, когда в январе 1989 г. во время пребывания в Кабуле Э. А. Шеварднадзе и В. А. Крючкова (они имели встречи и беседы с Наджибуллой, М. Х. Шарком, Ш. Н. Танаем, Г. Ф. Якуби, М. А. Ватанджаром, А. Вакилем, Ф. Халекьяром, Н. Олюми и Саид Мансуром Надери) руководители РА стали настаивать на оставлении хотя бы добровольцев из состава ОКСВ для обеспечения безопасности кабульского международного аэропорта и стратегической магистрали Кабул  Хайратон (всего около 12 тыс. чел.). Это мотивировалось необходимостью предотвратить действия оппозиции, которая обещала перерезать все коммуникации и задушить столицу голодом.

Проиллюстрирую это небольшими выдержками из материалов тех бесед.

Наджибулла (президент РА). Афганская бригада в составе 900 человек и полк МГБ вряд ли способны должным образом противостоять мятежникам в зоне влияния Ахмад Шаха. В этой связи прошу советское руководство рассмотреть вопрос о возможности размещения на временной основе в районе Саланга советских воинских частей, функция которых заключалась бы только в охране дороги.

От обеспечения перевозок грузов по магистрали Хайратон  Кабул зависит само выживание власти. Оппозиция не сможет захватить Кабул военным путем, но будет делать ставку на экономическую блокаду, разжигание недовольства населения и подстрекательство его к выступлению против правительства. Поэтому крайне важно сейчас создать в Кабуле достаточный запас продовольствия, горючего и других товаров первой необходимости. Однако обеспечить организацию перевозок наземным или воздушным путем в ближайшей перспективе можно будет только при прямом содействии советской стороны. В данном контексте хотел бы вновь обратиться с просьбой о создании воздушного моста с территории Советского Союза на Кабул.

Мы полагали бы желательным, чтобы на советских аэродромах в непосредственной близости от границы Афганистана на постоянном дежурстве находилось определенное количество авиасредств, которые можно было бы оперативно задействовать против мятежников в случае возникновения угрожающей ситуации в том или ином районе страны.

До сих пор остается нерешенной проблема создания необходимых запасов в Кандагаре. Как представляется, обстановка сейчас позволяет попытаться провести колонну с грузами в этот город. Афганская сторона может выделить часть подразделений 4-го АК и 2-го АК, общей численностью 2 тыс. чел. Однако без участия советских войск проводку колонны осуществить невозможно.

Э. А. Шеварднадзе. Насколько известно, для проводки колонны потребуется выделение значительных воинских сил. Не исключается опасность вооруженных столкновений с противником, а на нынешнем этапе не хотелось бы идти на лишние потери.

В предварительном плане полагали бы, что идея создания воздушного моста на Кабул вполне осуществима. Вопрос нанесения авиационных ударов с территории Советского Союза носит чрезвычайно деликатный характер. Мы понимаем, что вам будет трудно обойтись без поддержки советской авиации, но одно дело наносить удары в условиях присутствия советских войск, и другое  после их вывода Такие меры могут неизбежно вызвать контршаги со стороны США и Пакистана, неблагоприятную международную реакцию.

Считаем необходимым также срочно изучить и вопрос обеспечения безопасности магистрали Хайратон  Кабул. Ясно, что без использования этой дороги решить проблему снабжения столицы будет практически невозможно (г. Кабул, 13.1.1989 г.).

В связи с этим представляет интерес возможная реакция американского руководства и меры, которые предполагалось принять в случае реализации предложения Наджибуллы о нанесении авиационных ударов по объектам моджахедов силами ВВС, базирующихся на советской территории, после завершения вывода ОКСВ. Рабочая группа государственного департамента, Министерства обороны и совета национальной безопасности США высказала рекомендации президенту США по этому поводу:

М. Х. Шарк (премьер-министр РА). Раньше мы считали, что весь ущерб, который понесла наша родина, связан с войной, однако сейчас мы убедились, что существующая административная система нанесла нам не меньший ущерб У нас совершенно нереалистический бюджет, который основывается не столько на внутренних источниках доходов, сколько на безвозмездной помощи Советского Союза Вы оказываете нам всестороннюю помощь, а мы ваше доверие не оправдываем. Народ спрашивает, почему это происходит Наши вооруженные силы не могут обеспечить безопасность перевозки грузов. На пограничных с СССР перевалочных базах имеется трехмесячный запас продовольствия для Кабула, а продовольствие в столицу мы доставить не можем.

Э. А. Шеварднадзе. Поймите, для нас не так просто оказывать Афганистану помощь. Масло, сахар, мука, которые мы поставляем вам, отбираются у советского народа, но они не достигают тех, кому предназначены. Поэтому первостепенное значение приобретают обеспечение безопасности дороги Хайратон  Кабул, возможность организации воздушного моста для снабжения столицы (г. Кабул, 14.1.1989 г.).

Г. Ф. Якуби (министр государственной безопасности РА). До тех пор пока существует Ахмад Шах Масуд, трасса Кабул  Хайратон будет закрыта, а следовательно, сохранит остроту проблема доставки грузов и специмущества не только в столицу, но и в другие районы страны. От решения этого вопроса зависит, выстоит или падет нынешний режим

Э. А. Шеварднадзе. Будет ли переворот, если допустить такую возможность, поддержан населением столицы в случае обеспечения города всем необходимым, в частности керосином, хлебом и пр.?

Г. Ф. Якуби. Я думаю, что не поддержит, так как жители Кабула уверены в том, что в случае переворота к власти придет Г. Хекматияр, который не пользуется популярностью в различных социальных слоях в столице (14.1.1989 г., г. Кабул).

Ш. Н. Танай (министр обороны РА). Мятежники ведут активную деятельность, направленную на срыв Женевских соглашений, демонстрируют свою силу в надежде свергнуть народную власть. По моему мнению, военно-политическая обстановка в стране является кризисной, и этот кризис будет нарастать. (14.1.1989 г., г. Кабул).

А. Вакиль (министр иностранных дел РА). Необходимо, чтобы советская сторона, с учетом положений Женевских соглашений, продолжала, особенно после 15 февраля, оказание помощи нашим вооруженным силам путем нанесения ракетных и бомбо-штурмовых ударов для нас жизненно важно сохранить контроль над аэродромами в Баграме и Кандагаре, а также над портом Хайратон. После завершения вывода советских войск Ахмад Шах Масуд, несомненно, попытается перекрыть дорогу через Саланг (14.1.1989 г., г. Кабул).

В ходе бесед затрагивались также международные вопросы, оценивалось состояние Вооруженных сил республики и партии, высказывались различные просьбы и т. п.

Очевидно, находясь под впечатлением этих встреч, 15 января Э. А. Шеварднадзе на совещании в советском посольстве сказал о необходимости оставления советских войск В Афганистане после 15 февраля: В целях недопущения блокады Кабула рассмотреть варианты оставления или направления наших специалистов с определенным количеством охранных войск для организации обороны и обеспечения функционирования аэродрома Кабул, а также бесперебойной работы магистрали Хайратон  Кабул с трубопроводом. В принципе закрытие этого канала нельзя допустить. Его мы должны сохранить любой ценой. Сейчас для нас это главная задача и цель.

Надо подумать, как лучше реализовать этот замысел, обосновав его таким образом, чтобы общественное мнение было убеждено в том, что наши действия были единственно правильными.

Нашим военным руководителям необходимо сделать расчеты по вариантам: на случай, когда войска сразу будут оставлены для охраны аэродрома и автомагистрали; на случай, когда 40-я армия выйдет полностью, а необходимые силы будут затем введены по дополнительной просьбе афганского правительства.

При этом можно было бы предложить ООН взять на себя охрану аэродрома и магистрали, после чего советские войска могут быть выведены окончательно.

Для дополнительной подачи в Кабул продовольствия организовать воздушный мост в настоящее время и после вывода войск 40-й армии. При этом иметь в виду, что режимная зона будет в обоих случаях создаваться советскими войсками. До 4 февраля необходимо перевезти силами ВТА 2 тыс. т муки из Ташкента в Кабул.

Поскольку проводка транспортной колонны в Кандагар, по заявлению наших военных, невозможна, необходимо создать воздушный мост с территории Советского Союза в Кандагар с использованием самолетов Ил-76 ВТА ВВС СССР в целях доставки до 4 февраля 3 тыс. т боеприпасов и 20 единиц техники. Для обеспечения этой операции предусмотреть переброску в Кандагар необходимых военных сил и средств, в том числе и уже выведенных на территорию СССР, если это необходимо.

Проведением операции против отрядов А. Шаха нанести ему такой ущерб во всех районах базирования, который бы не позволил ему длительное время организоваться и выступать на любом направлении, главным образом на магистрали Хайратон  Кабул. Сейчас наша авиация наносит удары по всем районам, за исключением Панджшера и Южного Саланга. Как мне доложили, с 20 января планируется начать боевые действия и в этих районах с применением войск 40-й армии и ВС РА на Южном Саланге. По информации военных, советские войска с 1 января, а афганские  с 5 января уже были готовы к боевым действиям, однако по просьбе Наджибуллы, в этом я убедился лично, начало боевых действий отложено, чтобы завезти в Кабул минимально необходимое количество муки и другого продовольствия. На основании этих указаний находившиеся в Кабуле в составе делегации сотрудники МИД СССР Ю. К. Алексеев и Е. М. Михайлов стали готовить соответствующие предложения в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по Афганистану.

После совещания в посольстве руководитель Оперативной группы МО СССР в РА проинформировал генералов и офицеров, а также командование 40-й армии о позиции, занятой Шеварднадзе. Это вызвало у них резко отрицательную реакцию. Да что они, там совсем ох  в сердцах бросил один из генералов. В. И. Варенников, гася возбуждение, сказал: Получилось так, что все оказались с одной стороны  за оставление войск, а с другой  я один

На следующий день он направил в советское посольство начальника штаба группы генерал-лейтенанта В. А. Богданова и меня для проработки этого вопроса. Однако, отстаивая позицию о невозможности оставления советских войск в Афганистане позже установленного срока, мы не нашли понимания со стороны сотрудников МИД СССР, которым было поручено подготовить предложения в Комиссию Политбюро ЦК КПСС по Афганистану с обоснованием целесообразности такого шага. Да это и понятно, они ведь, получив указания от своего министра, не могли выйти за их рамки. Никакие наши доводы и аргументы не брались в расчет (ни то, что это нанесет огромный ущерб престижу и национальным интересам СССР, ни то, что количество войск, предлагаемое для охраны магистрали, слишком мало и они не смогут выполнить задачи, а сами превратятся в заложников моджахедов и т. п.). Дипломаты заявили, что необходимо продумать, как лучше выполнить поручение руководства (Э. А. Шеварднадзе), а не выступать со своими глупыми предложениями, и если военные не согласны, то они обойдутся и без нас. Так оно в принципе потом и оказалось.

Приехав из посольства, мы весь разговор доложили генералу В. Варенникову, у которого как раз находился командующий 40-й армией. Советское военное командование в Афганистане негативно отреагировало на эту инициативу Шеварднадзе и заняло твердую позицию, доказывая, что этого ни при каких обстоятельствах делать нельзя (ни под видом добровольцев, ни под эгидой ООН и т. д.). Обращалось внимание мидовцев на тяжелые последствия такого шага в международном плане и его неприятие советским народом, а также на то, что советские солдаты устали от войны и никто оставаться не пожелает (хотя представители МИДа обещали довольно большую по тем временам оплату: для офицеров  по 5 тыс. руб., а для солдат  по 1 тыс. руб. в месяц). Одновременно подчеркивалось, что если же все-таки будет принято решение оставить войска, то надо оставлять их в нужном количестве, обеспечивающем их безопасность и жизнедеятельность (как минимум, 30 тыс. чел.  Примеч. авт.). Особую активность в отстаивании позиции о полном и своевременном выводе войск из Афганистана проявляло командование 40-й армии.

Подготовив предварительный вариант предложений, мидовцы показали его нам, а затем улетели в Москву. Там эта идея прорабатывалась со всеми заинтересованными министерствами и ведомствами. Вносились поправки и уточнения.

У командования ОКСВ возникла полная неопределенность  как решится вопрос вывода войск? В связи с этим, до принятия окончательного решения по этому вопросу, руководителем Оперативной группы МО СССР в РА было отдано распоряжение  приостановить вывод войск из Афганистана, так как в противном случае пришлось бы оставляемые объекты потом отбивать у оппозиции с боями. Поэтому у многих рядовых солдат и офицеров сложилось впечатление о том, что задержка вывода войск  инициатива Варенникова, и лишь некоторые генералы и офицеры знали истинное положение дел. Они же негодовали, проклиная и Шеварднадзе, и иже с ним которые опять в угоду политическим амбициям Наджибуллы подставляют армию. Мы, конечно, и подумать тогда не могли, что министр иностранных дел СССР таким шагом стремится обострить обстановку вокруг Советского Союза и внутри его, создав тем самым условия для его развала.

Вопрос об оставлении части советских войск в Афганистане был рассмотрен на Политбюро ЦК КПСС только 24 января.

Home